Cайт создан с помощью конструктора сайтов для бизнеса Nethouse

Статьи

Комсомольцам 2013 от комсомольцев 1977

Хочется, чтобы в новом году страна, едва начавшая вставать на ноги, поднялась

Новый год должен быть Новым годом, и нести что-то новое, даже если в чем-то оно старое. Например, чтобы в новогодние праздники люди могли забыть о политике. Чтобы в эту ночь они могли сидеть дома и поднимать бокалы, и не были вынуждены бастовать, защищаясь от безумных приказов сумасшедших министров.

Чтобы на площадях и бульварах стояли праздничные ели, а не громкоговорители. Чтобы на этих площадях и бульварах люди танцевали и пели, а не слушали речитативы профессиональных агитаторов. Просто чтобы шел снег, а не раздражала болотистая слякоть.

 

Чтобы вернулось то, что было в детстве. Чтобы мягкой, пушистой ночью пришло что-то светлое, волшебное и доброе.

Просто хочется добра. А в стране пока слишком много зла. Много зла потому, что в какой-то момент оно само себя объявило добром. И так получилось, что люди этому поверили. Теперь еще очень долго нужно будет доказывать, что зло – это зло, что предавать Родину плохо, что стыдиться своей истории глупо...

Хочется, чтобы страна не свалилась вновь под толчками тех, кому не нравится, что она встает, что в ней что-то начинает строиться, что-то – восстанавливаться. Что она начинает собирать осколки и соединять разорванное.

Хочется, чтобы у нее были счастье и радость, мир и процветание, восстановленное единство и стойкая сила. Чтобы она не начинала шататься под каждым ударом, а на них отвечала, отвечала ударом на удар, и чтобы эти ответные удары были превосходящими.

Чтобы 2013 год нес в себе больше от 1943 года, и как можно меньше – от 1993-го. Чтобы весь год напоминал о прошедшем юбилее создания Союза, а не о минувшем юбилее его разрушения и экономической катастрофы.

Чтобы страна была достойна своего народа и народ был достоин своей страны. Чтобы гражданской доблестью считалось не требование еще раз что-либо разрушить, а требование все-таки научиться что-то строить.

Хочется пожелать, чтобы народ оказался достаточно разборчив и организован, чтобы не поддаваться истерике, а страна – достаточно сильна, чтобы не обрушиться в катастрофу второй раз за четверть века.

Новый год – перекрестие. Перепутье. Перекресток. В этом году мы впервые сделали практический шаг вперед, к тому, чтобы если и не восстановить, то начать восстанавливать потерянное. И тут же эхом отдалось то, что было перед расчленением. Как будто Новый год, пробиваясь через старое, попытался выбраться из его сплетений, но тут же старое вновь протянуло щупальца, чтобы не дать ему это сделать.

Классический сюжет новогодней сказки: Дед Мороз и Снегурочка – или сам маленький Новый год – спешат на елку, но ведьмы и злодеи пытаются либо эту елку украсть, либо сбить их с пути, либо кого-то из них похитить. И вся интрига новогоднего представления – кто победит? Вырвется ли из плена Снегурочка? Выстоит ли несущий подарки Дед Мороз? Придет ли Новый год? Или же победят ведьмы и злодеи? В новогодних сказках они никогда не побеждают. В новогодьях последней четверти века – увы, побеждали слишком часто.

Угроза реальна. Понятно, чего не хочется: чтобы победили силы зла. Понятно, чего хочется: чтобы победили силы добра. Чтобы страна, едва начавшая вставать на ноги, поднялась. Потому что если нет страны, нет и ее граждан. Если гражданин может существовать без своей страны – значит, он просто не из этой страны. Либо он – гражданин другой страны. Либо пугающий беспамятный манкурт.

Хочется пожелать, чтобы граждане России – и восстановленного вокруг нее Нового Союза – гордились тем, что живут в ней, а не тем, что у них есть родственники в Америке.

Выбор, в общем-то, небольшой: либо страна вырвется из ловушки, в которую ее завели четверть века назад, либо ее не будет как таковой. Дело каждого, какой выбор ему сделать, но хотелось бы, чтобы в новом году люди научились делать выбор, и еще больше – за него отвечать. И чтобы голосовали головой, а не сердцем. Чтобы вспомнили, чему их когда-то учили в школе (а те, кого уже не учили, спросили об этом у своих родителей): что верить нужно своему разуму, а не модным радиостанциям и дорогим журналам.

Еще раз: хочется, чтобы на Новый год люди имели возможность не думать и не вспоминать о политике. Но для того, чтобы они могли о ней не думать, нужно, чтобы она не заставляла их думать о себе. Чтобы взрослые в Новый год могли удовлетворенно вспомнить об успехах года. Чтобы юные могли радоваться, что стали на год взрослее, и предвкушать те удачи, которые несут ближайшие 12 месяцев. Чтобы пожилые могли, вспоминая, как было хорошо встречать этот праздник полвека назад, довольно признать, что теперь стало еще лучше. Чтобы прожившие жизнь могли с удовлетворением поднять бокал за то, как все удалось у внуков, и за то, что и они сами еще бодры и активны в жизни.

Но для этого нужно, чтобы не стало тех, кто мешает этому уже четверть века, чтобы те, кто любит мешать людям спокойно жить, не имели возможности это делать. Чтобы их либо не было в стране, либо чтобы они в ней не жили...

Чтобы митинги тех или иных провокаторов не разгоняла милиция, и чтобы они не запрещались, а получали бы в ответ возмездие от добровольных отрядов граждан. И чтобы их не пытались организовывать не потому, что их могут забрать на 15 суток в отделение милиции, а потому, что можно будет на больший срок оказаться в больнице после дискуссии с простыми гражданами. Точно так же, как в годы первой русской революции черносотенцы не решались создавать свои отряды там, где существовали рабочие комитеты и были сильны рабочие дружины.

И чтобы людям было интересно жить в стране, и хорошо. Чтобы раз за разом они могли спокойно и радостно праздновать Новый год – с уважением расставаясь с прошлым, благодаря его за то, что в нем было хорошее, и не держа в памяти неудачное, и с радостью встречая будущее.

Чтобы дети верили в сказку, ждали Деда Мороза со Снегурочкой, а они обязательно приходили.

Чтобы страна стояла, а враги ее лежали у ее ног. «И мы горды, и враг наш горд. Рука, забудь о лени. Посмотрим, кто у чьих ботфорт, посмотрим, кто у чьих ботфорт в конце концов согнет свои колени».

И чтобы так же спокойно и счастливо встречал Новый год остальной мир, зная, что пока стоит эта страна, с ним не может случиться ничего плохого.